Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Космологические тенденции в христианстве

Рассмотрим для начала мировоззренческие взгляды св. Василия Великого и св. Григория Нисского.  Для св. Василия  («Беседы на Шестоднев») только что сотворенный  мир  представляет высокую  ценность. Она выражается, в частности, в идее завершенности творения, которое, скорее совершилось в единовременном акте, чем длилось какое-то время: «… действие творения мгновенно и не подлежит времени… древние толкователи, яснее выражая мысль, сказали: вкратце сотвори Бог, то есть вдруг и мгновенно».

Основной критерий ценности тварного мира – разумность, совершенство. Беседы св. Василия насыщены многочисленными примерами единства жизни животных и климатических условий.

Представления о совершенстве и законченности неизбежно ведут к идее статичности мира. Св. Василий пишет: «Некоторые естествоиспытатели остроумно доказывают, что земля пребывает неподвижною… поелику он заняла среднее место в мире. Среднее же место досталось земле не по жребию и не по случаю, но таково естественное положение земли».

Убеждения св. Василия в законченности творения сочетаются с признанием собственной креативной силы мира. Толкуя слова «земля же была безвидна и пуста» он пишет: «Если под устройством земли разуметь свойственное ей украшение – жатвы, волнующиеся в долинах, зеленеющие и испещренные различными цветами луга, цветущие холмы и осененные лесами вершины гор. Всего этого еще не было. Земля, по силе, вложенной в нее Создателем, хотя готова была породить все сие, однако же ожидала приличного  времени, чтобы, по Божию повелению, произвести на свет свои порождения». Итак, «быть сотворенным» для св. Василия Великого означает обладать не только вещественностью, но и креативной силой.

 

Рассмотрим теперь мировоззренческую систему св. Григория Нисского. Они выражены, в частности, в его сочинении «О Шестодневе, слово защитительное к брату Петру».

Название сочинения подразумевает апологию взглядов св. Василия, однако нельзя не заметить различия. Начнем с представлений св. Григория о материальности вообще. Он пишет: «Всемогущий же по премудрой и могущественной воле к совершению существ положил основание в совокупности всему тому, из чего составляется вещество: легкость, тяжесть, плотность, скважность, мягкость, твердость, влажность, сухость, холодность, теплоту, цветность, образ, очертание, протяжение. Все сии свойства сами по себе – понятия и голые умопредставления. Ибо ни одно из них само по себе не есть вещество, но сходясь между собою, делаются они веществом».

Возникает следующее построение: все сотворено в потенциале, но это «все» еще не есть бытие, даже не вещество. Трудно себе представить, что это сотворенное «все» обладало, как у св. Василия, собственной креативной силой. Св. Григорий цитирует характеристику Феодотиона для первоначального состояния: «пустота и ничто».

 

 

Не буду больше утруждать читателя длинными цитатами, но прошу  поверить на слово. По мере продвижения к нашему времени пути западного и восточного мировоззрений расходятся все дальше. Западное мировоззрение характеризуется ярко выраженным динамизмом. У блаж. Августина источник динамизма частично внутренний, частично внешний. Мировоззрение Августина воспроизвел, в частности, Тейяр де Шарден.

У Фомы Аквината  динамизм  в тварный мир привносится извне, это трансцендентный динамизм. Трудно представить, чтобы в такой системе тварный мир обладал собственной креативной силой. Прот. Василий Зеньковский назвал эту тенденцию «акосмизмом».

На Востоке нет общепринятой мировоззренческой картины, но чаще можно встретить примеры космологий, основанных на платформе св. Василия Великого. Можно ли назвать эту тенденцию, в противоположность акосмизму, «натурализмом»?

 

И главный вопрос: на кого из отцов опираться в разработке современных космологических взглядов?

 

 

Мы и наши животные

Рыжик и Смерть

Рыжик умирал. Ничего удивительного, все умирают, даже люди, а здесь всего лишь кот. Но теперь умирает мой кот, и это рвет мне сердце.

Рыжик ни на что не жаловался, он терпел. Временами ему становилось легче. И, как только это происходило, Рыжик устремлял на Александра взгляд, полный любви. Нет, это не тот обычный взгляд, каким кошки выражают  симпатию к человеку. Это было море любви, океан любви. Взгляд Рыжика словно говорил: «Я всю жизнь жил  только для Тебя».

Тогда Александр встал к иконе и молился: «Господи, Ты Владыка всего сотворенного Тобою мира, все Тебе возможно! Сделай так, чтобы мой кот сейчас не умер. Пусть лучше я буду болеть всю оставшуюся жизнь». Но Рыжик умер. И Александр после этого еще долго болел.

В слабеющем мозгу Рыжика поплыли картины из прожитой жизни, вплоть до того, как мама-кошка заботливо вылизывала ему мордочку. Боль ушла, вокруг начал появляться нежный туман розового цвета, сладковатый на вкус. Вскоре все растворилось в этом розовом тумане.

Александр закрыл другу глаза, которые уже начинали мутнеть. Рыжика завернули в несколько слоев в полотенце, покрывало, водонепроницаемую пленку и унесли хоронить…

 

На день рождения к Александру пришли друзья Сергей, Юрий и Алексей. Конечно, все посочувствовали, но не очень (не человек ведь умер!).

Но ведь УМЕР! А зачем вообще есть смерть?

Алексей сказал. Жаль, замечательное было животное. Теперь нужно завести другого кота, тоже будет другом.

Юрий сказал. Все умрем. Наши дети остаются. Наши дети помнят о нас. Наши внуки помнят о нас. Мы живем в наших внуках. Кот – всего лишь животное. Если так горевать о кошках, придется вспомнить и о мышах, ими съеденных, и так далее… Но мир так устроен, что чья-то смерть дает жизнь кому-то другому. Без смерти жизнь была бы невозможна.

Сергей сказал. Смерти нет. Есть переход в другое состояние. Смерть – переход в другую жизнь, перевоплощение в другое тело, реинкарнация значит. Человек, конечно, отличается от кота, он выше. Но и человек, и кот, и любое другое животное вращаются в круге перевоплощений.

Александр сказал. Не верю никому из вас. Смерть есть, я видел её. Значит, как ушел Рыжик, и мы все уйдем. Если мы все перевоплотимся, значит, никто из нас друг друга больше не никогда встретит. А если так, то и дружба наша ничего не стоит. Если я не доживу до внуков, то и память обо мне исчезнет. О правнуках и говорить нечего. По вашим словам получается, что смерть – в любом случае пустота. Кто же может согласиться с этим? С вами не хочу разлучаться. Другого кота не хочу, пусть возвратят мне моего.

 

 

Рыжик и Змей

Тем временем Рыжик начал замечать, что он не один. Ощущение невесомости прошло. Под лапами появилась твердая поверхность, покрытая чешуей. И, самое главное, появилось ощущение полета. Постепенно сладкий и нежный туман рассеялся, и стало видно, кто находится рядом с ним. Вернее, Рыжик сидел на нем верхом, и это был Дракон.

– «Привет»! – сказал Дракон. Он был черный, блестящий, с большими перепончатыми крыльями. Крылья двигались неспешно и величаво, но полет был стремителен.

– «Привет!    сказал Рыжик – кто ты»?

– «Я летучий Змей. Ты можешь звать меня просто Дракоша».

– «А куда мы летим»?

Дракон не ответил. Через некоторое время Он сказал: «Не запускай когти под чешую, и не дави лапами на шею». Рыжик подумал: «Какие лапы? Какие когти»? Но перечить Змею не решился.

Потом Рыжик стал смотреть вниз. Под ними был океан. Присмотревшись, Рыжик заметил, что океан живой, наполнен разнообразными живыми существами. Увидев Дракона, все живые существа принялись выражать знаки поклонения. Водяные Змеи выныривали и склоняли головы в почтительном поклоне. Даже рыбы и гады на дне кое-как пытались изобразить почтение.

– «Дракоша! Мы, наверное, летим в кошачий рай? – спросил Рыжик – у людей есть такое представление, что умершие пребывают в раю. Почему кошки в этом отношении должны быть обделены? Хорошо бы им тоже иметь свой рай, может быть, не такой как у людей, но какой-то свой».

  «Ты сам все увидишь» – лаконично ответил Змей.

Тем временем обозреваемая картина менялась. Под ними шумел лес, необозримый, как океан. Лес тоже был живой. Казалось, что ветви деревьев приподнимаются, чтобы приветствовать летящего Змея. Древесные нимфы приседали в изящном поклоне. Земные и речные удавы почтительно раскрывали пасти. Склоняли головы гордые орлы. Луговые звери выстроились и стояли, боясь пошелохнуться.

– «А как устроен кошачий рай? – снова спросил Рыжик – наверное, там полно мышек, ведь я люблю охотиться».

– «А ты не думаешь, что  для мышей это было бы  адом?»

Рыжик не ответил. Такая мысль раньше не приходила ему в голову.

Теперь они летели над водопадом. Огромные массы воды низвергались с ревом, а вверх поднималась водяная пыль. Рыжик не смел и подумать, что сможет когда-нибудь увидеть столько нового.

Он и раньше знал, что мир огромен и прекрасен. Нормальному коту на селе положено 10-12 соток, остальное занято. Но и на этом участке столько интересного! Бабочки, кузнечики, ящерицы, лягушки. А еще можно сходить за деревню, через луг – охотиться на птичек, только недалеко. Однажды он увязался за Ларисой, которая пошла за грибами. Через два километра он уже был без задних лап, валился от усталости. На обратной дороге его уже несли на руках. Мир оказался слишком велик…

А здесь, со спины Змея  было видно столько всего: океан, лес, водопад…

– «А ты уносишь так всех зверей, которые ушли из мира»? – спросил Рыжик Змея.

– «Нет, далеко не всех».

– «За что же мне такая честь»?

– «Тебя любил Человек, а ты любил Человека».

Теперь под ними был Большой каньон. Как будто горы, перевернутые вершиной вниз. А на дне блестела река.

– «Тут только камни, и нет никого живого» – сказал Рыжик.

– «Откуда ты знаешь, что камни не живые»?

– «Камни»?!

– «И камни, и скалы. И особенно – почва. Все имеет какую-то свою жизнь. Нужно научиться видеть эту жизнь».

Какое-то время они летели молча. Настроение Рыжика менялось. Восхищение постепенно давало место благоговению и сладковатому страху.

– «А кто сделал весь этот мир? Наверное, Человек»? – спросил Рыжик с дрожью в голосе.

– «Да, Человек».

– «Я понял! Это мой Хозяин, он все это сделал!  Я всегда это знал! Значит, я скоро его увижу»?

– «Нет. Это другой Человек, Небесный. Все остальные люди поклоняются Ему так же, как мне поклоняются все змеи всей земли».

– «Как же Его увидеть»?

– «Его нельзя увидеть».

– «Почему? Он очень далеко»?

– «Сначала тебе нужно увидеть твоего Хозяина. Он покажет тебе Небесного человека».

– «Да, я очень хочу! Когда можно»?

Но Змей не ответил. Может быть, не знал, что сказать, а может быть, не пришло время.

Пейзаж внизу снова поменялся. Теперь они пролетали надо льдами; огромная ледяная равнина расстилалась под ними. Рыжик хотел спросить:  неужели и льды тоже живые? Но потом сообразил, что если жизнь есть у камней, то чем льды хуже? Небо тоже сильно изменилось. Оно стало темно-синим, и на нем появились звезды.

– «А откуда звезды? Ведь они бывают только ночью. А сейчас еще светит солнце».

– «Звезды есть всегда, – не задумываясь, сказал Змей, – просто днем они обычно не видны».

– «А ты сможешь долететь до звезд? Было бы так интересно. Быть может там, на какой-нибудь звезде живет Небесный человек? Но это, наверное, очень далеко?»

– «Это не так далеко, как кажется. Но Небесный  человек живет не на звездах».

– «А где же Он живет?»

Змей снова не ответил. Но вот земля внизу начинает приобретать знакомые очертания. Зеленая травка, лесок, небольшая дорога. Уже можно различить отдельные дома, заборы, огороды. Неужели это та деревня, где Рыжик проводил каждое лето? Да, это его дом, его участок, да, он дома!

– «Зачем было столько лететь, чтобы прилететь обратно к себе домой»? – спросил Рыжик у Змея. Но рядом никого не было. Рыжик был совсем один.

Да, это его дом и его участок, все так знакомо. Сердце наполнилось счастьем. Сейчас он увидит Ларису и Александра!

Но во дворе было подозрительно тихо. Не было обычных звуков улицы, не было даже ветра. Солнце светило, но не грело, хотя было совсем не холодно. Все как бы застыло. В огороде, где обычно почти все время проводила Лариса, никого нет.

Рыжик взбежал по ступенькам крыльца и вошел в дом. Все было так же, когда он в последний раз был здесь. Все предметы был на месте. На кухне в углу – как всегда миска с кормом и блюдце с водой. Не было только людей. Ни взрослых, ни детей.

В комнатах было чисто убрано, везде порядок. Но Хозяина нет.

В комнате Хозяина постель, приготовленная для сна,  но Хозяина нет.

В столовой стол, накрытый для обеда, но Хозяина нет.

В детской комнате кроватка, но в ней никого нет.

На письменном столе стоит компьютер, но Хозяина за столом нет.

Рыжику стало немного грустно. Но его и раньше оставляли дома одного, когда уходили на работу. Он вышел на крыльцо, сладко потянулся. Потом тщательно вылизал шерстку, свернулся клубочком и заснул.